1/ Подождите ...
 
Лучший маменькин сынок

Лучший маменькин сынок

Актер театра «Буфф» Дмитрий Аверин в последние годы появился едва ли не во всех рейтинговых сериалах отечественного производства: от «Улиц разбитых фонарей» до «Соньки Золотая Ручка», где он исполнил небольшую, но заметную роль «маменькиного сынка». В том же амплуа зрители увидят его этой весной в фильме «Мама дарагая!» (орфография именно такая) Ярослава Чеважевского. На этот раз Дмитрий сыграл главного героя. С Дмитрием АВЕРИНЫМ встретилась наш корреспондент Полина ВИНОГРАДОВА.

– Сейчас снимается немало комедий: и «Елки», и «Мамы» уже были, и «Горько»... Везде так или иначе затрагиваются отношения детей и родителей. Чем ваша новая комедия «Мама дарагая!» будет интересна сегодняшнему зрителю?

– В нашем фильме заложен вечный вопрос взаимоотношений матери и сына, мне кажется, он неисчерпаем. Женщина – в фильме ее играет Ксения Раппопорт – всю жизнь одна воспитывала единственного сына, и вдруг он выпархивает из семейного гнезда. Ей очень сложно принять его свободу, его право на собственный выбор. На этом построен конфликт фильма. Думаю, многие ребята узнают себя в герое.



– Съемки закончились шесть лет назад, почему картину так долго не выпускали?

– Действительно, фильм сняли давно, причем очень быстро – съемочный процесс длился около месяца. Потом был монтаж, который категорически не понравился режиссеру, а на перемонтаж не было денег. Далее у режиссера и продюсера появились другие проекты, и фильм положили на полку. В этой комедии сыграла свою последнюю роль Марина Голуб... Когда она погибла, все решили, что обязаны в память о ней выпустить этот фильм. Я впервые посмотрел его вместе со зрителями в прошедшем августе на выборгском фестивале «Окно в Европу». Мы взяли приз зрительских симпатий и спецприз жюри «За верность жанру». Теперь жду, как фильм оценит широкая публика.



– Дмитрий, скажите честно, вам не надоело сниматься в сериалах?

– Сейчас у артистов выбора нет – ради заработка приходится в них сниматься. В Петербурге снимают гораздо больше сериалов, чем полнометражных картин, я прихожу на все пробы. Понятно, что две трети того, где я снимался, – полная ерунда, всего лишь способ заработать деньги. Но попадаются молодые талантливые режиссеры и даже сценаристы (хотя со сценариями зачастую полная беда). Случаются неожиданные удачи, например, мне посчастливилось попасть к Александру Митте в фильм «Шагал — Малевич»...

Но в целом, конечно, все поставлено на поток. Киностудии получают заказ на телесериалы и не так часто, как хотелось бы, заботятся об их качестве. Все началось с успеха в 1990-х годах сериала «Улицы разбитых фонарей», который вдруг стал пользоваться невероятным спросом у телезрителей. Телеканалы поняли, что фильмы про милицию и все такое окупаются, пошла эта волна, которая катится до сих пор... Сколько можно про ментов снимать?!



– Если снимают, значит, зрители по-прежнему хотят это смотреть.

– Так ведь не предлагают ничего другого! Популярные каналы показывают в основном ситкомы по американскому образцу (первым образцом жанра была «Моя прекрасная няня») или боевики о полицейских – мало что еще телевидение предлагает. Актерам неинтересно в этом играть. Но нет альтернативы.


– Предположим, сериалы смотрят потому, что «по телику больше нечего смотреть». Но в театре выбор гораздо богаче, а народ, судя по аншлагам, предпочитает развлекательную антрепризу с медийными звездами.

– Я сам занят в двух антрепризных спектаклях Семена Стругачева «Крошка» и «Бедный папик». Могу подтвердить, что люди идут на известных артистов. Как еще жителям, допустим, Саратова увидеть на одной сцене нескольких столичных знаменитостей? Конечно, часто антреприза создается тяп-ляп, чтобы по стране гастролировать и деньги срубить. Но немало и хороших антреприз – мне за свои, например, не стыдно. Для меня как для молодого артиста большой удачей было попасть в такую компанию: Татьяна Васильева, Семен Стругачев, Ольга Прокофьева. Самое ценное в любой профессии – опыт работы с большими профессионалами. И гастроли – тоже опыт. Каждый новый город – это проверка, испытание.

Театр «Буфф» очень мало гастролирует – у нас здесь всегда полные залы, не можем позволить себе надолго уехать.


– Ваше поколение тридцатилетних иногда называют неприкаянным. Вы взрослели на сломе эпох, когда подлинное искусство обесценилось вместе с веками накопленной традицией. Особенно остро встал конфликт между желанием творить и необходимостью зарабатывать.

– Мы поступили в театральные институты как раз тогда, когда закончилась школа легендарного советского театра. Поколение выдающихся педагогов ушло. Многие мои сверстники закончили курсы режиссеров, у которых не было своих театров. Мне в этом плане повезло, у Исаака Романовича Штокбанта в «Буффе» уже восьмой выпуск. И я еще застал Зиновия Яковлевича Корогодского. Мы сразу начали играть. А сейчас набирают курсы по тридцать – сорок человек, которым некуда идти. Каждый год выпускаются по двести никому не нужных артистов – все труппы переполнены. В советское время этой проблемы не было – выпускники получали распределение в региональные театры. Как бы там ни было, но это возможность играть и не утратить профессиональные навыки. А сейчас многие вынуждены идти работать тамадой и ведущим – это востребовано и приносит неплохой доход. Но артист без театра – отсутствие школы. Тем не менее я знаю много артистов моего поколения, которые очень талантливы.


– По вашему мнению, есть будущее у репертуарного театра? Или его рано или поздно победит «эстетика малых форм»?

– Для России важна многовекторность: нужны и коммерческие антрепризы, и экспериментальные спектакли. Но наша первостепенная задача – сохранить репертуарный театр, который зародился именно в России. Репертуарные театры должны быть эталонами, чтобы на них равнялись все малые и новые пространства.



– Что вы сейчас репетируете?

– «На всякого мудреца довольно простоты» Александра Николаевича Островского. Премьера в следующем сезоне. Это будет мюзикл. К счастью, мне не придется петь и танцевать – моя роль Голутвина не предполагает вокализов. Материал не совсем мне близок, но если Исаак Романович считает, что именно Островский сейчас нужен, я не сомневаюсь, он сделает актуальный спектакль.


Полина Виноградова

Санкт-Петербургские ведомости

К списку статей